Метросексуал — городской модник.

Историк моды и филолог Ольга Вайнштейн знает много. Но больше всего о том, чем отличаются друг от друга настоящий джентльмен, франт, щеголь, петиметр, денди и прочие модники. Еще она знает, как, например, избежать вульгарной новизны, натерев костюм мелким песком, а также, откуда взялись метросексуалы.Историк моды и филолог Ольга Вайнштейн знает много. Но больше всего о том, чем отличаются друг от друга настоящий джентльмен, франт, щеголь, петиметр, денди и прочие модники. Еще она знает, как, например, избежать вульгарной новизны, натерев костюм мелким песком, а также, откуда взялись метросексуал
2000
ы. Знатоки ценят ее фундаментальный труд по истории и философии дендизма «Денди: мода, литература, стиль жизни». А также двухтомник «Ароматы и запахи в культуре». Обозревателю «НГ» Ольга Вайнштейн рассказала, кто такие метросексуалы, что мешает им считаться денди и каковы перспективы тех и других в нашей стране.

Давайте начнем с истоков самого понятия «метросексуал».

Термин «метросексуал» возник с легкой руки британского журналиста Марка Симпсона. Он придумал его еще в 1994 году. В то время слово не привилось. Производство новых слов особый вид филологической деятельности. В интернете есть замечательный сайт www.wordspy.com, где постоянно фиксируются новые слова, однако далеко не все из них становятся популярными. Сейчас на сайте wordspy слово «метросексуал» постоянно входит в десятку лидеров. По-настоящему оно начало входить в моду только в 2002 году. Марк Симпсон, когда изобрел это слово, имел в виду этимологию слова «метрополия» столица, подчеркивая особую «городскую» ориентацию нового типажа. Метросексуал нарциссист, который любит прежде всего самого себя, что становится более важным признаком, чем различия между гомосексуальными и гетеросексуальными мужчинами. Таким образом, «метросексуал» это утонченный городской модник. Его призвание быть в городе, потреблять столичные удовольствия, новинки культуры и моды. Так, он всегда знает правильные места куда сходить, будь то ресторан, кино или магазин. Может отличить последнюю коллекцию Гуччи от предпоследней. Или дать грамотный совет своей подруге, какой наряд предпочесть перед выходом на светский раут.
К числу других достоинств метросексуала относится и то, что это мужчина, который не стесняется заботиться о собственном теле и красоте. Он всегда опрятен и не просто бреется, а применяет новинки мужской косметики, разбирается во всех тонкостях ухода за лицом. И, что очень важно, в магазинах не стесняется спрашивать нужные ему товары. У нас в России исторически сложилась совсем другая традиция. Как правило, в семьях забота о покупке мужского белья, дезодорантов и всего ассортимента средств для ванной это женский удел. Мужчина же, попав в магазин, от отдела косметики в ужасе отворачивался, а в секции готовой одежды начинал скучать и проситься наружу подышать свежим воздухом.
За нынешними тенденциями интересом мужчин к имиджу и популярностью слова «метросексуал» стоят экономические реалии рынка: современное общество потребления нуждается в новых покупателях, и задача как производителей, так и рекламодателей привести в магазины мужчин, привить им вкус к шопингу. Так, многие солидные косметические фирмы недавно запустили специальные мужские линии кремов и красок для волос. И если у нас, к примеру, пожилые мужчины нередко стесняются «молодиться» и закрашивать седину, то на Западе это в порядке вещей.
В России еще нередко в массовой психологии доминирует стереотип развязно-брутального мачо, который считает уход за собой и способность разбираться в моде «дамскими штучками», неприличными для мужчины. Но метросексуал, как просвещенный городской потребитель, уже в состоянии смело пойти за покупками для себя. Безоценочная нейтральность и концептуальная емкость свежей «этикетки» помогла многим мужчинам внутренне раскрепоститься. Вдруг выяснилось, что это очень удобно и интересно быть метросексуалом: можно покупать себе одежду, косметику, интересоваться готовкой, помогать присматривать за ребенком и при этом никто не ставит под сомнение твою мужественность.

Были ли в истории моды аналоги или это приобретение сугубо нашего времени?

Такие понятия возникали и раньше. Например, французский термин, который меньше известен, это «бобо», аббревиатура от первых слогов «bourgeois-bohemien», буржуазный-богемный. Слово придумал Дэвид Брукс, выпустивший книгу «Бобо в раю» (2000). Но этот термин так и не привился. Это была попытка создать новое гибридное понятие, объединив прежние типажи «яппи» и «хиппи». «Бобо» новые городские образованные менеджеры, они хорошо зарабатывают, что их связывает с «яппи», но вместе с тем они отдают дань новым «экологическим» ценностям. Как и богемная артистическая публика, они увлекаются походами на природу, восточной философией, медитацией, покупают себе органически чистые продукты, слушают восточную музыку
Попытки назвать и определить мужские типы имеют весьма почтенную традицию. Так, в Англии XVIII века существовали «красавцы» и элегантные «макарони», любившие дерзкие сочетания цветов лиловое с оранжевым, красное с зеленым. В эпоху французской революции были так называемые «инкройябли» «невероятные» модники. Позже, на рубеже XVIIIXIX столетий, появились элегантные минималисты британские денди. А во Франции еще существовали петиметры и светские львы подобных обозначений в европейской моде всегда хватало.

Являются ли современные метросексуалы продолжателями дендистской традиции?

В каком-то смысле да. Но тогда дендизм поневоле придется понимать очень узко: как будто денди просто человек, который обладает тонким вкусом и умеет разбираться в новинках стиля, придает значение собственному имиджу, уходу за телом. Хотя денди на самом деле представляет собой нечто большее: это холодная харизма, аристократическая манера поведения и индивидуалистическая идеология. Главное, что разделяет денди и метросексуала, это момент нонконформизма. Потому что денди это лидер моды. Он может себе позволить одеваться не так, как большинство. Это он создает правила, которым следуют другие модники. Денди это авангардная фигура в истории моды. Дендизм удел эстетов и одиночек, а метросексуализм это явление массовое. Метросексуал, в отличие от денди, фигура конформистская, он следует законам массового вкуса. Он знает новинки, а сам особо ничего не изобретает. Он готов к компромиссу. Следует советам модных журналов, послушно идет на поводу у глянцевой прессы. Что посмотреть, в какой ресторан сходить, за него решают критики. У метросексуалов нет ярко выраженного и порой нахального индивидуального вкуса, любви к экспериментам, свойственным денди. Здесь проходит довольно четкая разграничительная линия между этими двумя понятиями.

— Для российской действительности понятие денди все еще актуально?

Скорее нет, если всерьез рассматривать дендизм как комплексный культурный феномен, восходящий к XIX веку, и учитывать не только стиль поведения, но и другие параметры минималистскую эстетику внешнего облика, склонность к иронии и розыгрышам, джентльменский кодекс чести, клубный досуг и т.д. Это все для России пока не слишком актуально. Дендизм это феномен, который требует зрелого социума, то есть должно быть сложившееся общество со своими устоявшимися ритуалами. Недостаточно, если некий гипотетический денди будет блистать на светской арене. Должны быть люди, которые поймут тонкость его шуток, его язвительное остроумие, оценят детали его наряда. В России, особенно если говорить о наших весьма пестрых светских сборищах, зрелый социум еще не сложился.
Правда, сейчас возникает новая волна интереса к дендизму, поскольку это историко-культурная закономерность на рубеже веков всегда обостряется интерес к фигуре денди. Ведь посмотрите на хронологию: исторически возникновение дендизма приходится на эпоху романтизма, период Браммелла а это конец XVIII начало XIX века; следующий всплеск дендизм эпохи декаданса, Оскар Уайльд, Робер де Монтескью. Сейчас, на рубеже тысячелетий, мы снова вспоминаем о магии дендизма. Очевидно, в переходные эпохи обнажается кризис старых смыслов и обостряется потребность в новых